Визит в Россию министра Жан-Ива Ле Дриана

Жан-Ив Ле Дриан, Министр Европы и иностранных дел, посетил Москву.

Он встретился со своим коллегой, Сергеем Лавровым. Были обсуждены основные темы международной повестки дня, включая ситуацию в Сирии и на Украине, борьбу с терроризмом и двустороннее сотрудничество.

В рамках визита Жан-Ив Ле Дриан также провел переговоры на высоком уровне с российскими руководителями.

Совместная пресс-конференция г-на Жан-Ива Ле Дриана, Министра Европы и иностранных дел, и его российского коллеги г-на Сергея Лаврова – Выступление и ответы на вопросы г-на Ле Дриана Москва, 20 июня 2017 года

Дамы, Господа, дорогой Сергей! Сегодняшняя встреча является продолжением встречи в Версале 29 мая. У нас много тем для обсуждения, мы уже обсудили многие вопросы; я приношу извинения за опоздание на эту пресс-конференцию.
Наши страны несут одинаковую ответственность за мир и международную безопасность в качестве постоянных членов Совета Безопасности. Мы противостоим угрозе терроризма и полны решимости бороться и обмениваться методами борьбы.

У нас одинаковые обязательства перед будущими поколениями, связанные с потеплением климата. Мы живем на одном европейском континенте и стремимся превратить его в пространство сотрудничества, а не просто сосуществования и совсем не соперничества. Как же лучше действовать сообща? Совместно продвигать вперед наши интересы в сфере безопасности и обеспечить нашим странам самый высокий уровень экономического процветания – вот тематика наших обсуждений.

Прежде всего, необходимо понять друг друга и я приехал сегодня, чтобы сказать, что мы не стремимся ни к изоляции России от Европы, ни к ее экономическому ослаблению. Мы стремимся к прагматичной, конкретной совместной работе, к решению проблем, которые затрагивают и нас, и Россию.
Какие это проблемы?

Прежде всего, Сирия. Там у нас есть общий враг – четко определенная террористическая группировка, которая намерена использовать сирийскую территорию для организации терактов против нас, привлечения, подготовки и идеологической обработки иностранных бойцов. Мы также заинтересованы в достижении стабильности путем определения надежного политического решения, обеспечивающего демократический переход путем переговоров. Ни Россия, ни Франция не заинтересованы в нарастании напряженности в стране, а после шести лет войны и убийств, организованных режимом г-на Асада, требование прекращения гражданской войны в Сирии все еще является актуальным. Стабильность для нас – это вопрос национальной безопасности.

В условиях сирийского хаоса, мы сильно обеспокоены распространением химического оружия. Несоблюдение режимом обязательств, взятых под эгидой двух держав – Соединенных штатов и России – является новым вызовом всему миру. В этом контексте существующее положение вещей неприемлемо. Сирия является причиной слишком многих рисков и страданий, и мне бы хотелось, чтобы мы могли вместе работать в соответствии с нашими интересами над процессом, который обеспечит действительное прекращение боевых действий и необходимое политическое решение, способное объединить сирийцев. Мне бы хотелось, чтобы Россия - мы долго это обсуждали – содействовала обеспечению надежного и беспрепятственного доступа к гуманитарной помощи везде, где она необходима. По этим темам: использования химического оружия и доступа к гуманитарной помощи двусторонние консультации продолжатся в ближайшие дни в духе уважения каждой стороны и прагматического подхода.

Кризис на Украине. Я напомнил моему другу Лаврову значение, которое мы придаем урегулированию этого кризиса. Мы не хотим, чтобы в европейском пространстве оставалась зона нестабильности. Вместе с Германией в рамках нормандского формата Франция серьезно намерена прилагать посреднические усилия, которые позволят сторонам продвигаться вперед в реализации минских договоренностей. Это безотлагательное дело, ведь чем дольше длится кризис, а связи между сторонами на линии соприкосновения ослабляются, тем дальше удаляется перспектива урегулирования и нормализации отношений между Европейским Союзом и Россией.

Конечно, мы обсуждали двусторонние отношения. Сергей Лавров напомнил только что, что французские предприятия остались в России, что в 2016 году Франция была лидером среди прямых иностранных инвесторов и работодателей в России. У нас тесные культурные, гуманитарные и туристические контакты. У меня была возможность обменяться мнениями с Сергеем Лавровым по вопросам диалога по линии гражданского общества, названного в Версале «Трианонским диалогом» Для Франции роль гражданского общества и приверженность защите прав человека очень важны и мы будем следить за выполнением этого проекта, названного «Трианонским обязательством».

Я бы хотел поблагодарить Сергея Лаврова за наши контакты, качество наших отношений, продолжительность обсуждений; это свидетельствует о том, что теперь у нас есть база для того, чтобы приступить к конкретным шагам и продвинуться вперед в урегулировании кризисов, с которыми сталкиваются наши страны. Я надеюсь продолжать наш диалог в атмосфере, царившей всю вторую половину дня, и надеюсь очень скоро его продолжить в Париже, куда я пригласил своего друга Лаврова.

В – Считаете ли Вы, что действия Соединенных штатов в Сирии в рамках коалиции сводят на нет усилия по борьбе с терроризмом. В частности, сегодня Австралия объявила о прекращении полетов над этой страной. Будет ли Франция рассматривать эти вопросы?

О – Я очень коротко отвечу на этот вопрос. Прежде всего, обязательства Франции в коалиции, и это было ясно, предполагают, что она вступила в коалицию для борьбы и для уничтожения ИГ. Мы выполним свои обязательства в коалиции до конца. Цель пока не достигнута, но ИГ потеряло большие территории. Идет освобождение Мосула, Ракки. Я напоминаю, - я уже говорил об этом министру Лаврову, - что значимость, интерес и важность освобождения Ракки для Франции связаны с тем, что из этого города вышли террористы, заставившие содрогнуться нашу страну. Мы участники коалиции и останемся в ней до искоренения ИГ. Это также означает, что одновременно необходимо задуматься над политическим решением в Сирии, которое позволит гарантировать целостность страны, об отказе от дислокации, что позволит осуществить переходный процесс через переговоры. Я говорил об этом в своем выступлении, и мы много обсуждали это с Сергеем Лавровым.

Инцидент с самолетом Су-22, о котором Вы говорили, показывает необходимость ухода от конфликтных ситуаций. Это важный принцип, нужно его придерживаться, даже при сохранении напряженности и досадных инцидентах. Однако я с удовлетворением отмечаю, что в трех определенных на переговорах в Астане зонах и на юге Сирии идет процесс деэскалации. Кроме этого, я приветствую наступление, которое продолжается и направлено на освобождение Ракки.

В – Господин Министр, могла бы Франция сыграть роль в сирийском конфликте, в частности, когда растет напряженность между коалицией и Россией?

О – У нас есть общие взгляды на оценку ситуации в Сирии. Прежде всего, мы оба нацелены на победу над ИГ и Аль-Каидой. Мы оба убеждены в том, что необходимо сохранить территориальную целостность и единство Сирии. Мы оба убеждены, что необходимо сохранить государство в Сирии. Мы оба намерены направить усилия на то, чтобы государство в Сирии выполняло функции государства.

Мы высказались против применения и производства химического оружия. Мы высказываемся за необходимость обеспечения максимально широкого доступа к гуманитарной помощи. Мы стараемся действовать для обеспечения политического решения на основе резолюции 2254. Вероятно, не хватало доверия, атмосферы доверия для лучшего взаимопонимания, как я уже говорил.
Сегодняшняя встреча позволила продолжить работу в атмосфере доверия, которая проявилась в Версале. Доверие предполагает открытость. Она предполагает и уважение. Именно в таком духе мы продолжим работать для того, чтобы ситуация в Сирии завершилась наконец сначала прекращением огня, потом разработкой политических условий, которые позволят осуществить необходимый переходный период.

В – Вы нам говорили о франко-российском диалоге по линии гражданского общества, сказали, что его назвали «Трианонский диалог». О чем идет речь, связан ли он с правами человека, свободой выражения, демонстраций, правами ЛГБТ-сообщества, например?

Его принцип был определен нашими президентами, речь идет о создании структуры, которая будет заниматься тем, чтобы отношения между нашими двумя странами не ограничивались только политическими, экономическими отношениями, чтобы были регулярные, прочные и постоянные контакты по линии гражданского общества во всем их разнообразии. Принципы были изложены, теперь нам предстоит разработать механизмы, которые мы хотим реализовать в самое ближайшее время. Вопросы прав человека, конечно, будут включены наравне со всеми вопросами, касающимися гражданского общества.

В - Сейчас в зале присутствуют многочисленные иностранные журналисты. Почему в России они имеют право посещать мероприятия подобного рода, в то время как во Франции нас обвиняют в том, что мы не делали – в клевете. Это просто проверить на нашем сайте. Почему нам не дают аккредитацию для полноценной работы, это ли не цензура?!

Президент Франции высказался по этому поводу. Он сказал то, что хотел сказать. Не думайте, что я буду противоречить моему Президенту сегодня, когда я нахожусь в Москве.

publié le 17/07/2017

Наверх