Украина/Россия – Интервью Президента Олланда радиостанции "Франс Интер"

Бернар ГЕТТА: Перед тем как снова вернуться к теме Ближнего Востока, давайте ответим на простой вопрос. Что хочет господин Путин на Украине? Вы разговаривали с ним 25 раз по телефону с момента начала кризиса, Вы 2 раза встречались с ним. Чего хочет господин Путин?

ПРЕЗИДЕНТ: Господин Путин не собирается осуществлять аннексию восточной части Украины.

Бернар ГЕТТА: Вы уверены в этом?

ПРЕЗИДЕНТ: Я уверен в этом.

Бернар ГЕТТА: Он сказал Вам это?

ПРЕЗИДЕНТ: Он сказал мне это. Я мог бы не верить этим словам - я вижу, что он сделал в Крыму, однако это не одно и то же…

Бернар ГЕТТА: Не хочет ли он установить протекторат?

ПРЕЗИДЕНТ: Он хочет сохранить влияние. Чего не хочет господин Путин – это разворота Украины к странам НАТО…

Бернар ГЕТТА: А Вы заблокируете вхождение Украины в НАТО?

ПРЕЗИДЕНТ: … так как для господина Путина важно избежать военного присутствия НАТО у границ с Россией.

Бернар ГЕТТА: Конечно.

ПРЕЗИДЕНТ: Мы же хотим, чтобы господин Путин уважал территориальную целостность Украины. Мы хотим, чтобы он больше не оказывал поддержку сепаратистам. Мы хотим, чтобы экономические отношения были возможны с Украиной. Именно поэтому уже в течение многих месяцев я ищу решение, которое привело бы к соглашению. Ведь речь идёт о смерти около 5000 человек. 5000 погибших в Европе. 5000 погибших.

Люк ЛЕМОННЬЕ: Конечно.

ПРЕЗИДЕНТ: Все еще гибнут люди. Существует проблема беженцев. Европа не может оставаться равнодушной. Мы могли бы сказать о роли Франции в этой ситуации: «Что нам делать на Украине, это далеко, Франции лучше заниматься Средиземноморским регионом». Нет. Франция и Германия считают, что мы должны искать решение. Именно поэтому 6 июня, вы помните празднование 70й годовщины высадки союзных войск в Нормандии, я организовал встречу Владимира Путина, Петра Порошенко и Ангелы Меркель. Это были наши первые усилия, которые оказались недостаточными, так как военные действия возобновились некторое время спустя.

ЗАДАЮЩИЙ ВОПРОС: И Вы поедете в Астану 15 января.

ПРЕЗИДЕНТ: Я поеду в Астану при одном условии – что возможен новый прогресс. Если всё ограничится тем, что мы просто соберёмся и проведём переговоры, но за этим не последует никакого прогресса, то это бесполезно. Но я думаю, что прогресс будет, потому что перед Рождеством я провёл переговоры с господином Путиным, господином Порошенко и госпожой Меркель. Нам удалось добиться освобождения пленных из обоих лагерей. Прогресс есть. Но говоря о вопросе Бернара ГЕТТА, самое важное это говорить с Владимиром Путиным. Я сделал это. В то же время нужно говорить ясно: нужно сказать ему, чего мы хотим, а чего не хотим. Ему тоже нужно суметь остановиться, ведь он платит дорого за эту ситуацию.

ЗАДАЮЩИЙ ВОПРОС : Очень дорого.

ПРЕЗИДЕНТ: Сегодня санкции, о которых некоторые говорили «Они не возымеют должного эффекта», падение цен на нефть, что с определённой точки зрения устраивает нашу экономику, а его ослабляет, он ничего не говорит об этом. Конечно, он не хочет показывать, что существует хоть малейшая проблема. Но проблемы есть.

Бернар ГЕТТА: Ближний Восток…

ПРЕЗИДЕНТ: Если будет кризис в России, это скажется негативно и на Европе. Я против политики, которая вредит. Поэтому я считаю, что режим санкций теперь нужно снять, нужно отменить санкции, если будет достигнут прогресс. Если прогресса не будет, санкции останутся в силе.

publié le 10/01/2015

Наверх