Истребительная эскадрилья Нормандия-Неман, славный символ франко-русской дружбы - Лекция г-на Пьер-Алена Коффинье, Генерального консула Франции в Екатеринбурге, суббота 16 мая 2020 года

Добрый день,
Я хотел бы начать с напоминания об историческом контексте эпоса франко-советской истребительной эскадрильи Нормандия-Неман. В 1939 году нацистская Германия и Советский Союз заключили союз после подписания пакта Молотова-Риббентропа. Этот договор заключался, прежде всего, в том, что две страны не будут объявлять войну друг другу и будут разделять Польшу и часть Центральной Европы. В апреле 1940 г. гитлеровская Германия начала наступление на Нидерланды, Бельгию и Люксембург, а 10 мая 1940 г. вторглась во Францию. Эта кампания во Франции была очень быстрая. 22 июня Франция капитулировала и подписала перемирие. Франция маршала Петена стала страной, частично оккупированной Германией, фактически сотрудничающей с нацистами. Она поставляла часть своей сельскохозяйственной и промышленной продукции нацистской Германии, чтобы удовлетворить свои потребности, возросшие в результате состояния войны. Но не все французы понимали это так. Генерал де Голль уезжает из Франции в Лондон и отправляет из Англии свой призыв от 18 июня, в котором он призывает всех, кто хочет продолжить битву, сплотиться вокруг него, чтобы сопротивляться вместе с Британской империей и продолжать сражаться против нацистской Германии.
Ровно год спустя, 22 июня 1941 года, нацистская Германия нарушила пакт о дружбе с Москвой, пакт Молотова-Риббентропа, и вторглась в Советский Союз. Она запустила операцию - план Барбаросса. Свободные французы, представители сопротивления и де Голля, вместе с Россией оказались в одном лагере против нацистской Германии. С генералом де Голлем и сопротивлением была также часть французской колониальной империи, особенно Французская Экваториальная Африка. Во время вторжения нацистской Германии в Советский Союз сотрудники посольства Франции в Москве представляли правительство маршала Петена, являющегося союзником нацистской Германии. Эти сотрудники оказались персоной нон грата в Москве. Поэтому французским дипломатам пришлось покинуть Россию. Они уехали через Стамбул, где один из сотрудников посольства, командир Люге, атташе посольств по авиации, оставил своих коллег, чтобы присоединиться к Свободной Франции генерала де Голля. Через несколько месяцев он смог прибыть в Лондон, в конце 1941 года, и начал говорить с генералом. С замечательным предвидением, основанным на его глубоких знаниях советской армии и оборонной промышленности, описал то, что произошло: после ослепительных побед немцев Советский Союз продолжит войну и в итоге станет победителем. Он быстро стал советником ВВС генерала де Голля в Лондоне. Он убедил его, что Советский Союз не собирается проигрывать, в конечном итоге, победит. Генерал де Голль, со своей стороны, был также великим провидцем и также считал, что Германия в конечном итоге проиграет войну. Его очень интересовало, что сказал полковник Люге. Они оба были согласны, что свободной Франции было бы интересно продолжить борьбу с восточного фронта, вместе с советскими людьми. Это также могло бы быть интересно во время переговоров после победы. Это сделало бы Сталина союзником на послевоенных переговорах. В начале, генерал де Голль думал отправить танки. Но он столкнулся с сомнением британских союзников и материально-технической сложностью организации такой операции. Так, отправили летчиков, все были добровольцами. Переговоры были долгими. После некоторых недопониманий французский пилот русского происхождения, командующий Мирлесс, возглавил переговоры со Сталиным. Можно было согласиться, что французская группа будет интегрирована в Советскую армию, будет сражаться под командованием русского генерала. С базы Райак в Ливане 14 летчиков, около 30 механиков и несколько административных сотрудников смогли добраться до базы в Иваново, в 250 км к северо-востоку от Москвы. Они прибыли в ноябре 1942 года. Именно тогда на базе началась великолепная история дружбы. После долгой поездки французы оказались в совершенно чужой для них среде. Для начала, это были температуры, которые они никогда не знали: -15, -20 °. По прибытии русские подарили им тулупы, валенки и шапки. Французы, со своей стороны, выучили несколько слов из русского языка. Им пришлось выбирать, на каких самолетах летать (у них не было своих). Между американскими, британскими и российскими самолетами они выбрали российский самолет Як, к радости своих советских хозяев ... и к ярости посольств США и Великобритании, которые оказывали давление. Но яки были особенно удобны, быстры и легки: они были сделаны из дюралюминия. В отличие от немецких самолетов, все сделано из металла. Кроме того, они были простоватыми, то есть простыми в обслуживании и способными приземляться на наименее подготовленных участках.

Они начали с почти четырехмесячного обучения. К счастью, на самолетах было легко и приятно летать. Но они должны были научиться приземляться на снегу. После этого смогли начаться три похода этой группы: с марта по ноябрь 1943 года, весна-лето 1944 года и весна 1945 года.
Первая кампания «Нормандия» начинается 22 марта 1943 года. Одни бои сменяют другие, еще более горькие, во время которых победы накапливаются с неизбежной частью потерь. Это станет настолько важным, что необходимы подкрепления. Оно прибудет с 10 мая 1943 года.

19 июня впервые газета «Правда» опубликовала имена пяти французских офицеров, награжденных «орденом отечественной войны». 14 июля «Нормандия», крошечная единица на просторах советской территории, увидела, как французский флаг развевался, чтобы воздать почесть французам. Три дня спустя командир группы Тюлян уже не вернулся из боя. Его заменил глава подразделения, командир Пьер Пуйяд, а младший лейтенант Альберт и капитан Прециози одержали 30-ю победу группы.
В августе 1943 года весь французский технический персонал был переведен на Ближний Восток и заменен советским персоналом. В результате «Нормандия» с самого начала теряет своих спутников, но приобретает эту специфику, которая поможет сформировать ее символический размер: французские пилоты и русские механики объединились в одном подразделении. Оно было первым в истории. А также, идеальное взаимопонимание. Французы знают только несколько слов по-русски, русские ничего по-французски. Но вокруг самолетов все понимают! Братство всего исключительное. На базе организовывались вечера, чтобы поддерживать моральный дух каждого. Пели русские песни, танцевали, выпивали. С французской стороны, еще одно «чудо», группа пилотов включает в себя как великих французских аристократов (де ла Пуапа, известного как «маркиз», де Сейна), так и пилотов скромного происхождения, как правых мужчин, так и партийных активистов коммунистической партии. Это что-то уникальное в нашей армии в то время.

Совсем истощенная к концу зимы, группа будет оставаться до весны 1944 года в Туле, где она будет преобразована в полк с четырьмя эскадронами, благодаря усилению многочисленных пилотов из французской Северной Африки.
С шестидесяти одним пилотом, подразделение начнет свою вторую кампанию 25 мая 1944 года. Первые потери не заставили долго ждать. 28 мая Як 9 Марселя Лефевра, одного из символических фигур группы, загорелся при приземлении после утечки топлива. Превращенный в факел, пилот скончался от ожогов на рассвете 6 июня 1944 года, когда союзники высадились на пляжах его родной Нормандии. Советские власти организовали для него пышные похороны в Москве.

Затем, новая драма 15 июля 1944 года: став жертвой утечки топлива, лейтенант Морис де Сейн бросается обратно на поле Дубровка, откуда он вылетел несколькими минутами ранее. Ослепленный парами бензина, охватившими его кабину, он несколько раз пытается приземлиться. Русские приказывают ему прыгать. Де Сейн отказывается, потому что не хотел оставлять на верную смерть своего механика Владимира Белозуба, находившегося в задней части самолета, как это обычно бывает для коротких поездок с одного места на другое. И у Белозоба нет парашюта ... После нескольких неудачных попыток Як-9 разбился и взорвался, убив двух своих пассажиров. Парижский аристократ и волжский крестьянин были похоронены рядом в Дубровке рядом друг с другом. Жертва Мориса де Сейна будет иметь огромное влияние в СССР и войдет в учебники истории как символ непоколебимой дружбы между Францией и Россией.
Храбрость стала обычной вещью для французских авиаторов во время этой второй кампании. 16 октября на ста вылетах «Нормандия-Неман» одержала 29 побед без единой потери. Два дня спустя, в восьмидесяти восьми поездках, трехцветные пропеллеры сбили 12 самолетов. 20 октября шестьдесят девять выездов, 11 побед, 22 октября - пятьдесят шесть и 14 других побед без потерь.
27 ноября 1944 года «Нормандия-Неман» была первым французским подразделением, разместившимся на немецкой земле. На следующий день лейтенантам Альберту и де ла Пуапу были присвоены звания «Героев Советского Союза».
9 декабря генерал де Голль приветствовал всех французских летчиков в Москве, которые получили звания и награды.
После поездки в Москву для официального награждения и празднования «Нормандия-Неман» вернулась на фронт в середине декабря 1944 года для своей третьей и последней кампании. 19, 21 и 23 января 1945 года героизм «Нормандии-Неман» был озвучен тремя цитатами из повестки дня маршала Сталина. К 21 февраля осталось только двадцать пять пилотов. 12 апреля лейтенант Жорж Анри сбил немецкий Фокке-Вульф 190, что станет последней победой «Нормандии-Неман». Через несколько часов этот же пилот будет последним погибшим, убитым пулеметом на земле.
9 июня 1945 года, учитывая образцовое поведение французских летчиков на советском фронте, маршал Сталин считал, что забрать у них оружие их было бы несправедливо. Он дает им их самолеты Як, которые приземляются 20 июня в Ле Бурже перед огромной толпой, которая приехала, чтобы приветствовать своих героев.
Так заканчивается эпопея, начатая 22 марта 1943 года. «Нормандия-Нимен» одержала 273 подтвержденных победы, 37 вероятных и 47 сбитых самолетов в 869 воздушных боях. Четырем пилотам были присвоены звания «Героев Советского Союза»: Марсель Альберт, Ролан де ла Пуап, Жак Андре и Марсель Лефевр. 21 человек стали Компаньонами Освобождения Генерала де Голля. 42 пилота погибли за Францию из 97, участвовавших в трех кампаниях.
В заключение, хотелось бы отметить, что эта эпопея была всего лишь каплей в сравнении с колоссальными усилиями Советского Союза выиграть войну у нацистского врага. Несколько десятков французских смертей - ничто по сравнению с 10 миллионами убитых советских солдат, казненными более 11 миллионов мирных жителей, 5 миллионами погибших в числе «непрямых» жертв самой варварской из нацистских операций, Барбаросса. Но благодаря своим победам, связавшим тогда необычайную франко-российскую дружбу, Нормандия-Неман действительно является символом франко-русской дружбы. Франция, так же как и Россия, не смогут этого забыть. Кроме того, эскадрилья сблизит де Голля и Сталина, что будет очень полезно во время переговоров между победителями после нацистского поражения./.

publié le 22/05/2020

Наверх