Французские грабли миграции

Новости Петербурга 15/10/14

Россия идет по пути Франции в вопросе урегулирования вопросов миграции, правда, с серь¬езной временной задержкой. Об этом было заявлено на прошедшей в Петербурге российско-французской конференции «Миграционные процессы: подходы России и Франции. Перекрестный взгляд».

http://novostispb.ru/news/society/5953/

JPEGОрганизаторами мероприятия выступили Северо-Западный институт управления Президентской академии и Европейский университет в Петербурге. Организаторы особо подчеркнули, что конференцию созвали не где-нибудь, а в городе, который в 2009 году был удостоен премии ЮНЕСКО за распространение идей толерантности и ненасилия.

Помимо ученых мужей с российской и французской сторон участие в форуме принял чрезвычайный и полномочный посол Франции в Российской Федерации Жан-Морис Рипер. Он отметил, что в настоящее время развитые страны в одинаковой мере сталкиваются с проблемой трудовой миграции.

«Мы понимаем, что миграционные явления стали настолько существенными, что вызывают целый ряд проблем. Для самих мигрантов необходимо, чтобы их права были соблюдены. Принимающей стороне необходимо реализовать их интеграцию в сферу труда и в целом в общество. Миграция нам нужна для развития экономики, и Евросоюз гордится тем, что является многокультурным образованием. В то же время мы должны жестко противостоять любым проявлениям нелегальной миграции», — заявил господин Рипер. Французского посла поддержал директор Северо-Западного института управления Президентской академии Владимир Шамахов. «Статистика свидетельствует о том, что миграция является как благом, развивающим экономику, так и громадной проблемой. Проблема носит глобальный характер, — отметил господин Шамахов. — На наш взгляд, ее решение только силами политиков и работодателей сегодня вряд ли возможно. Мне кажется, что именно наука может послужить тем связующим звеном, которое позволит выйти на глобальное решение глобальной проблемы».

Представители научной среды обеих стран поделились соображениями по поводу миграционных процессов. Жиль Кепел, представляющий парижский Институт политических наук, отметил, что, по его наблюдениям, российское общество волнуют вопросы, которые поднимались во Франции 25 лет назад. «Жители Франции — выходцы из Африки — до 80 х годов не очень участвовали в политике. Но в 1980 году состоялся «марш против расизма». И через 20 лет после установления независимости Алжира появилась необходимость идентифицировать жителей Франции, являющихся выходцами из Африки или же потомками мигрантов, — отметил господин Кепел. — В 2005 году, после известных волнений, произошел серьезный пересмотр взглядов в нашем обществе. После этого наметилось участие выходцев из Алжира в политике». По наблюдениям эксперта, уже в 2008 году представители мигрантских кругов были вписаны в программу муниципальных выборов. В результате сегодня во Франции есть города, где в местных советах заседают бывшие мигранты. «В 2012 году на выборах во французский парламент из 6000 кандидатов 400 были выходцами из стран Северной Африки. Это чуть ниже 10 %, то есть вполне серьезное участие, — рассказал Жиль Ке-пел. — В результате 12 мигрантов были избраны в парламент. И надо понимать, что это уже влияние на государственную политику». Господин Кепел отметил, что на последних президентских выборах мигранты в большинстве своем поддержали социалиста Оланда, что, вероятно, отчасти стало залогом его успеха. Однако в последнее время социалисты значительно растеряли поддержку «народных кварталов».

О тенденциях в миграционной политике Российского государства рассказал Сергей Абашин (Европейский университет в Санкт-Петербурге). По его мнению, в России миграция скорее объясняется «теорией страха». «В настоящий момент у нас рассматриваются два решения: ограничение миграции и ее “приручение”», — заявил эксперт. По его данным, законопроект, направленный на превращение «чужих» в «своих», уже подготовлен федеральным центром и ждет принятия. «Никто не говорит об ассимиляции, но идея именно такая», — подчеркивает ученый. По версии Сергея Абашина, в подготовленных законопроектах, помимо ассимиляции, рассматривается возможность адаптации мигрантов к существующим в России культурным традициям. Адаптация, вероятно, предусматривается для тех мигрантов, кто приезжает в нашу страну на заработки, а ассимилировать планируется тех, кто пожелает остаться жить в России.

Ученый сообщил, что параллельно с законами готовятся также некие тесты, по результатам которых приезжим будут выдавать своеобразные «сертификаты идентичности». И этот набор критериев, которые содержатся в тестах, эксперт подверг серьезной критике. Во-первых, знание русского языка, заложенное в проектах как обязательное, не всегда таковым является. «На стройке, если мигрант не контактирует с местным населением, это не нужно», — отметил Сергей Абашин. Не отвечают реалиям и вопросы, посвященные российской истории. «В исторических тестах много отсылок к советскости», — посетовал эксперт. «Во-первых, идеология адаптации имеет тотальный характер, однако эти знания нужны не всем. Во-вторых, сама процедура тестирования миллионов мигрантов кажется малореальной. Скорей всего, она породит новый виток коррупции. И, наконец, предложенная идентичность не очень понятна самим мигрантам, да и не очень оправданна», — подытожил докладчик.

Как отметили сами участники форума, в ходе дискуссии прозвучал, в основном, ответ на вопрос, как не надо делать. А вот четкого ответа на традиционный вопрос «что делать?», применительно к миграции, по-прежнему нет.

Дмитрий Светин

publié le 15/10/2014

Наверх