Аньес Бюзен: "Не нужно бояться объяснять всю сложность вещей" [fr]

Фрагменты интервью Аньес Бюзен, министра солидарности и здравоохранения Франции, о важности коммуникации в социальной сфере и сфере здравоохранения. Опубликовано 23 ноября 2017 года порталом Communication publics


Вопросы управления ресурсами, дефицит медицинского страхования - не связаны ли они также с проблемами коммуникации? Не нужно ли убеждать врачей и пациентов вести себя более ответственно?

А.Б. – Медицинское страхование – это касса. Каждое отклонение от предусмотренного числа медицинских актов автоматически влияет на её счета. И если судить по периодически возникающему дефициту, очевидно, что нужно всех призывать к более ответственному поведению.

Об этом мало говорят, в профессиональной среде можно провести еще достаточно много оптимизации. Например, направляют на МРТ коленного сустава, сначала левого, потом правого, хотя сложно сделать один без другого. Согласно некоторым исследованиям, от 30 до 40% медицинских актов бесполезны. Именно здесь мы сможем многое выиграть, поддерживая качество медицинской помощи на том же уровне. Я буду следить за этим очень строго.

Поэтому изменение практик будет одним из основных предметов нашей коммуникации. Однако чтобы убедить в обоснованности этого подхода, чтобы в него поверили врачи, недостаточно одной коммуникации. Чтобы медицинские работники применяли лучшие с точки зрения общественного здравоохранения практики, нужно, чтобы в них была и денежная выгода. Важно перейти от тарифа за медицинский акт, которым так дорожит Орден врачей, к тарифу за хорошую практику.

Осознание ответственности не только важно с точки зрения экономии в сфере здравоохранения; это также является одним из приоритетов для президента Республики. Поскольку это один из центральных вопросов для будущего нашего общества.

То, что говорит государство, в том числе министерство здравоохранения, воспринимается гражданами с безразличием или даже недоверием. Как вы можете это объяснить?

А.Б. То, что говорит государство? Его слова часто дискредитируются! На мой взгляд, общественная коммуникация стала слишком упрощенной. Мы отказались объяснять сложные вещи. Между тем, эта коммуникация, исключающая оттенки и многие смыслы, входит в противоречие с реальным миром. Нужно смело смотреть в лицо реальности и сложности ситуаций.

Подумайте, например, о кампании по вакцинации против гриппа H1N1. Вместо того чтобы сказать, что это новый штамм вируса и мы не знаем ни насколько он серьезный, ни каковы риски его мутаций и скорость распространения, мы говорили … о способах вакцинации. Вместо того чтобы рассказывать о неизвестностях и рисках, мы подошли к рассмотрению темы с технической точки зрения. Мы отказали коллективному разуму в праве на существование.

Слишком много людей потеряли доверие, потому что мы перестали педагогично разъяснять.

Ваше намерение увеличить с 3 до 11 число обязательных прививок вызвало активную неприязнь у определенной части населения. Вы выступили против дезинформации в социальных сетях. Достаточно ли этого для убеждения?

А.Б. – Конечно, нет! На самом деле, социальные сети значительно усложняют коммуникацию. История с вакцинацией очень показательная с этой точки зрения. Крупные средства массовой информации правильно подали эту тему. Но сегодня, чтобы убедить население, этого недостаточно, потому что большинство из нас не смотрят и не читают эти СМИ.

С другой стороны, в социальных сетях процветают лоббисты, неизвестно откуда появляются петиции, и всё это лишает силы слова, обращенные к гражданам, несмотря на выдающуюся работу некоторых СМИ, например, проекта «Дешифровщик» (Décodeur) газеты le Monde. Посмотрите, что происходит в США: Дональд Трамп сначала множил антипрививочные твиты, а потом сократил весь бюджет на исследования! Как после этого можно продвигать научно обоснованные и рациональные высказывания?

Ваш опыт может вам в этом помочь?

А.Б.
- Возможно… Чтобы убедить, нужно доступно объяснять и самому быть убежденным. Те несколько раз, когда я уделяла время и объясняла сомневающейся аудитории, почему я предложила обязательную вакцинацию, идеи были приняты. Для убеждения есть пространство. Но сначала нужно его получить!

В аудиовизуальных СМИ у вас есть всего минута на убеждение. Как следствие, вопроса о ходе размышлений не возникает, важны только выводы. Это упрощение до крайности не допускает возможности передавать сложные идеи или делать качественную коммуникацию.

Каждый год во Франции у 6000 человек обнаруживается ВИЧ. Как просвещать население о рисках заражения?

А.Б. – При помощи социального маркетинга! Я не верю в эффективность массовых кампаний, рассчитанных на широкую аудиторию. Их абсолютно никто не слышит. Государство тратит миллионы евро на показ роликов по телевидению, а они не трогают людей.

Когда в США решили бороться с курением среди женщин, они сделали кампанию … о морщинах с фотографиями сестер-близняшек! Вот это и есть социальный маркетинг. Он обращается к людям, говорит им о вопросах, касающихся их напрямую. Нужно исходить из их жизни, их потребностей, из того, что их беспокоит. Мы не может обращаться к сообществу МСМ так же, как к сообществу мигрантов…

Последняя кампания по профилактике, адресованная сообществу МСМ, была подвергнута цензуре со стороны муниципалитетов. Не стоит ли также лучше информировать и депутатов?

А.Б. – Депутатов? Почему бы и нет? Но еще и родителей школьников! Когда власти решили устанавливать в старшей школе автоматы с презервативами, некоторые родительские ассоциации вступили в борьбу. Наша страна обожает философские рассуждения о сексе до брака или использовании или нет презерватива, в то время как на самом деле речь идет о просвещении в сфере общественного здоровья! Симона Вейль во время обсуждения законопроекта о легализации абортов прекрасно это понимала. И если Франсуаза Жиру настаивала на феминистских положения, Симона Вейль никогда не выступала с идеологической точки зрения. Она говорила о женщинах, которые умирали от заражения крови.

Смысл работы министра здравоохранения – воспитывать. Продвигать профилактику. Принимать решения, в том числе мало популярные, которые позволяют сохранить здоровье населения и ресурсы медицинского страхования.
Это верно и для табака и алкоголя. < …> Министр здравоохранения не борется со свободой людей, он борется за общее благо!

Смерть Симоны Вейль вывела из тени противников закона об абортах. Нужно ли бороться или спорить с сайтами, выступающими против искусственного прерывания беременности?

А.Б. – Это хороший вопрос, на который нет простого ответа. Прогресс нелинеен. Иногда мы возвращаемся назад. Но сегодня во Франции я не наблюдаю серьезной угрозы праву на прерывание беременности. В то время как в Испании, очевидно, оно под вопросом. Тем не менее, в нашей стране женщине не так просто получить доступ к соответствующим услугам. Таким образом, во Франции мы можем говорить не о борьбе в защиту права на аборт, но о необходимости уделить внимание тому, чтобы доступ к этому праву соблюдался.

Интервьюировал Пьер-Анжель Ге.

Полная версия на французском здесь.

publié le 08/01/2018

Наверх