Эйфелева башня – легендарные 120 лет!

Эйфелева башня празднует свой день рождения: 31 марта 1889 г. состоялось ее торжественное открытие, а 15 мая того же года на ее вершину поднялись первые посетители. Резкая критика, обрушившаяся на нее вначале, не помешала ей со временем стать главным и всемирно известным символом Франции.

JPEG

Этот всем знакомый силуэт завораживает людей, живущих в самых разных странах. Хотя сколько нелестных слов было когда-то сказано в его адрес! Ги де Мопассан, Шарль Гуно и Александр Дюма-сын в письме протеста поносили «бесполезную и чудовищную Эйфелеву башню», «позор Парижа». Гюисманс называл башню «ректальной свечой с дырками», а Мопассан «неуклюжим скелетом»… Но Гюстава Эйфеля это не смущало. На все выпады он отвечал так: «Когда-нибудь красоту этой башни оценят».

Простая публика сразу обратила внимание на необычное сооружение: еще во время Всемирной выставки 1889 г., сразу после официального открытия башни, сюда устремились толпы любопытствующих. Два миллиона человек посетили самое высокое на тот момент здание в мире (этот статус башня потеряла лишь в 1930 г., когда в Нью-Йорке возвели Крайслер-билдинг) – это был настоящий успех. Десятки миллионов любопытных не дождались даже пуска лифтов, так сильно было их желание попасть на вершину башни.

Однако выставка закончилась и количество посетителей резко упало: ничего не помогало, даже снижение цен на билеты. Некоторые скептики поговаривали о сносе конструкции. Чтобы избежать катастрофы, Эйфель решает сделать так, чтобы его детище приносило доход и работало на благо науки. На вершине башни размещают небольшую обсерваторию, затем станцию беспроволочного телеграфа и, наконец, телевизионную антенну…

Тем временем, посетителей становится все меньше – и только в 60х гг. с возникновением международного туризма башня вновь оживает. С тех пор ее привлекательность только растет: в наше время ее ежегодно посещает более шести миллионов человек.

Подсветка

Чтобы привлечь внимание к своей персоне, Железная дама время от времени меняет наряды. В 2000 г. ее платье сверкало и переливалось. В 2006 г. ко Дню Европы и в 2008 г. по случаю президентства Франции в ЕС она облачалась в синюю накидку, в 2004 г. отмечала китайский Новый год в красном, а в 2007 г. в честь Кубка мира по регби надела зеленый наряд.

Готовясь к празднованию любого важного события, в первую очередь вспоминают об Эйфелевой башне, ведь с ее участием любое начинание обречено на успех. Нужно ли говорить о том, что башня превратилась в важное средство коммуникации и средоточие всех массовых мероприятий? Хотя на самом деле она им стала, даже не будучи построенной.

Для европейских политиков того времени технические новшества символизировали успех – общественное мнение придавало прогрессу огромное значение. Любая новинка, появляющаяся в какой-либо стране, рассматривалась как знак превосходства над соседями. Поэтому Гюстав Эйфель не зря уверял, что его произведение «подводит итог современной науки», настаивал на беспрецедентной «смелость замысла» и утверждал: «мы отнюдь не страна балагуров – мы страна инженеров и строителей, уважаемых во всем мире».

Эйфелева башня – не только символ французского мастерства, она предмет любования и зависти. Бессчетное количество ее копий высится в США, Китае, Японии и многих других странах. Но что она есть на самом деле? Лучшее определение ее сущности дал Ролан Барт (Roland Barthes) : «Башня – это и взгляд, и объект, и символ. Она существует в представлении бесконечного множества людей. Это зрелище и взирающее око, бесполезное и незаменимое сооружение, привычная картинка и героический символ, свидетель века, всегда остающийся молодым, неподражаемый и постоянно копируемый объект. Это чистый символ, открытый для всех времен, образов и смыслов – метафора, которую ничто не сдерживает. Благодаря башне, люди вспоминают о величайшей производной воображения – свободе, которую не может уничтожить никакая, даже самая мрачная история».

И хотя Железная дама достигла уже почтенного возраста, одна мысль о ней вызывает у людей во всем мире мечтательную улыбку…

Натали Грикорчук (Nathalie Gricorciuk)

publié le 03/04/2009

Наверх